«СОЮЗНИЧЕСКИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА И ХРИСТИАНСКОЕ ЕДИНСТВО – ВОТ, ЧТО ВАЖНО ДЛЯ МОСКВЫ»

На  вопросы  “Голоса Армении” отвечает глава информационно-аналитического центра «Граница настоящего», секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба Яна АМЕЛИНА. 

— Уважаемая Яна! Воинственная риторика военно-политического руководства Азербайджана бьет через край. Азербайджан проводит широкомасштабные военные учения. Может ли нынешнее обострение привести к возобновлению широкомасштабной войны?  При этом страны-посредники  в “лучшем случае” не замечают циничное поджигательство войны. Какие шаги стоит ожидать от международных организаций и стран-посредников в такой сложной ситуации?

— Не будем нагнетать: ничего сверхестественного в последнее время не происходит. Какого-то особенного обострения, в отличие от ситуации апреля 2016 года, не заметно. Агрессивная риторика официального Азербайджана не меняется на протяжении многих лет. Военные учения также проходят не в первый раз. Возобновление вооруженного конфликта именно сейчас маловероятно (хотя, учитывая неадекватность азербайджанской пропаганды, рассчитанной на внутреннюю аудиторию, такая возможность, хотя и небольшая, есть всегда). Посредники и международные организации, как обычно, призывали, призывают и будут призывать стороны к мирному решению всех вопросов за столом переговоров — в этом плане ничего не изменится и не должно меняться.

— Как должны вести себя армянские стороны в сложившейся ситуации? Имеют ли армянские армии право на превентивный удар, если станет ясно, что война, буквально, стоит на пороге и неизбежна?

— Все имеют право на что угодно, но нужно хорошо понимать, какова цена «превентивного удара». Развязавшая войну сторона всегда будет виновной в глазах мирового сообщества. Разбираться в причинах, которые побудили нанести упреждающий, как вы говорите, удар, никто не станет. Разумеется, о помощи Армении со стороны союзников по ОДКБ также придется забыть, тогда как Турция тут вряд ли останется в стороне. Худой мир лучше доброй ссоры, особенно учитывая соотношение живой силы и вооружений Баку и Еревана.

— Очень много усилий прилагается к тому, чтобы принудить Ереван пойти на какие-нибудь односторонние  уступки. Республика Арцах  как страна вообще не участвует в переговорах о собственной судьбе. И что весьма прискорбно, в авангарде этого неприемлемого для армянской стороны прессинга, с гордо реющим стягом шагают представители стратегического союзника — России.

— Все стороны конфликта исходят из своих интересов. Принуждают? — Не принуждайтесь, если не хотите. Что гораздо прискорбнее, в авангарде этого «прессинга» с гордо реющим стягом — я уж не знаю чего, наверное, своеобразно понимаемой политической «мудрости» — шагает Ереван, до сих пор не признавший независимости Нагорного Карабаха. Весьма и весьма странно ожидать, что первой это сделает Россия. Более того, можно уверенно говорить, что Россия этого первой не сделает. Так что поменьше шитых белыми нитками обвинений в адрес стратегических союзников, которых у Еревана, за исключением Москвы, вовсе нет. Адекватность прежде всего. Политика — это искусство возможного.

— Когда я спрашиваю у ваших коллег, почему так – проазербайджански —  активна Россия, а Запад молчит, то слышу,  что основа  инициатив США и ЕС — лоббирование, прежде всего, энергетических проектов, а потом уже мирное урегулирование карабахского кризиса. Сейчас, якобы, нет такой необходимости лоббирования, потому что нет реализуемых проектов. Насколько верна в принципе такая трактовка событий?

— В принципе, согласна: первым делом (у США и Европы) самолеты (энергетические и прочие экономические проекты) и геополитическое соперничество с Россией, а все остальное — по остаточному принципу. Нравится нам это или нет, но все реальные мировые игроки хорошо умеют просчитывать риски: и экономические, и политические, и военные. Очевидно, что сейчас (этот период может растянуться на долгие месяцы, а то и годы) урегулирование карабахской проблемы явно не относится к числу первоочередных. Экономические проекты в Закавказье также не в приоритете. Коронавирус нанес огромный урон буквально всему. Сейчас не время для новых инициатив.

Что касается «проазербайджански активной России», то если бы наша страна действительно была «проазербайджански активна», конфигурация в Закавказье давным-давно стала бы совершенно иной. Этого не случилось как раз потому, что «самолеты» для РФ — отнюдь не на первом месте, и никакие финансовые и организационные усилия проазербайджанского лобби не смогут изменить эту ситуацию. Проверенные временем союзнические обязательства и христианское единство — вот что важно для Москвы. Жаль, что движущие силы российской внешней политики далеко не всегда и не всеми верно оцениваются и понимаются, и некоторым хочется, чтобы Россия еще и оправдывалась за то, что она делает.

— Актуален ли пантуранистский проект?  Возможна ли его  активация  в связи с неоосманистской политикой современной Турции и лично Эрдогана, в которой все большую роль играет исламская составляющая? И присутствует ли во всем этом фактор Нахиджевана, с учетом того, что 16 марта 1921 года  исполняется 100 лет со дня подписания Московского “договора о дружбе и братстве”, подписанный между  правительствами Турции и  РСФСР?

— Действительно, этот проект весьма актуален, что хорошо видно хотя бы по активности российских сторонников Эрдогана на зарплате в социальных сетях, где как грибы после дождя плодятся паблики, пропагандирующие внешнюю политику Анкары, в том числе в зонах российско-турецкого геополитического соперничества. При этом в радикально-исламистских сообществах «исламизм» Эрдогана подвергается серьезной критике, иногда вплоть до произвольного вывода турецкого лидера из ислама вообще. Это, конечно, крайности, но показательные. В пантюркистском проекте исламистская составляющая все еще играет подчиненную роль. Главное — восстановление былой мощи мифологизированной Османской империи, но не построение на ее территории некоего «Исламского государства»-2. Российские сторонники пантюркизма внимательно следят за действиями Турции в Сирии и Ливии, но вряд ли даже задумываются о Нахичевани. Анкара и ее фанаты мыслят и действуют (относительно) глобально.

— Алиев очень часто апеллирует к международным исламским структурам и получает должную поддержку, а  априори “христианские братья”  Армении — Сербия, Болгария, и де-юре “союзники” — Россия и Беларусь, стараются наживиться на продаже оружия Азербайджану, по-всякому оправдывая этот “бизнес”.   Возможна ли большая «исламизация» карабахского конфликта в период нынешнего очередного  обострения? Способен ли, к примеру, Ильхам Алиев провозгласить джихад для «освобождения» Карабаха?

— Союзники в кавычках, значит, не продают и не поставляют оружия Армении, да и вообще никак не помогают, надо полагать?.. Какие плохие. Наверное, от Ирана больше помощи? Или от некоторых кругов в США, раздающих обещания, которые они априори не собираются выполнять?.. Это ремарка по первой части вопроса. Что касается исламизации карабахского конфликта, то это представляется крайне маловероятным хотя бы в силу светскости азербайджанского государства. Какой джихад может провозгласить глубоко светский государственный деятель Ильхам Алиев и какие исламисты прислушаются к подобным призывам?.. Очевидно, что это нереально. Азербайджанские исламисты решают совершенно другие задачи в рамках совсем других структур. Так что «джихад» Карабаху не грозит, но ситуация вокруг конфликта легче от этого не становится.

 

https://golosarmenii.am/article/105800/«soyuznicheskie-obyazatelstva-i-xristianskoe-edinstvo-–-vot—chto-vazhno-dlya-moskvy»

Оцените статью
Институт Черноморско-Каспийского региона им. В.Б. Арцруни (ИЧКР им. В.Б. Арцруни)