Киргизия не решается признать Крым российским — мнения

 

Киргизия не решается признать Крым российским — мнения
Иллюстрация: culture.ru

6 июля Парламентская ассамблея (ПА) ОБСЕ по инициативе Украины проголосовала за «обновленную» антироссийскую резолюцию. К «аннексии Крыма» Киев присовокупил «аннексию ЛДНР».

Голосуй — не голосуй…

ПА ОБСЕ — организация весьма солидная, может позволить себе и «неуставное» голосование.

«Решения принимаются двумя третями голосов всех членов ассамблеи, а не парламентариев, присутствующих в зале», — указал руководитель российской делегации вице-спикер Госдумы Петр Толстой, покинувший зал в знак протеста.

Другой член российской делегации сенатор Владимир Джабаров указал на еще один факт нарушения правил ПА ОБСЕ.

«Никаких дискуссий по резолюциям не было. В том числе в последний момент были отменены общие дебаты по актуальным международным вопросам», — сказал он.

Антироссийские резолюции по поводу воссоединения Крыма с Россией в 2014 году создаются искусственно, несмотря на историческую закономерность возвращения Крыма в состав РФ. И все это понимают.

По нашей просьбе крымскую тему с точки зрения политического пространства Центральноазиатского региона прокомментировали эксперт по странам Центральной Азии член Российского совета по международным делам Никита Мендкович и киргизский политолог сопредседатель Клуба «Пикир» Игорь Шестаков.

Никита Мендкович: Анкаре нужно задуматься о признании Крыма российским

— Киргизия поддержала итоги референдума в Крыму в 2014-м при президенте Алмасбеке Атамбаеве. В 2017-м проголосовала против антироссийской резолюции Генассамблеи ООН по этому вопросу. После этого Бишкек не делал никаких заявлений по крымской теме. Страна поддержала референдум как юридический и исторический акт, но предпочитает замалчивать это. Как понимать такое поведение киргизского руководства?

— Речь идет о заявлении МИД Киргизской республики от 20 марта 2014 года, где признаны результаты референдума в Крыму. С правовой точки зрения, оно (заявление) не тождественно признанию Крыма, хотя является шагом в правильную сторону. Сейчас результаты референдума в Крыму оспаривают только наиболее одиозные политики-русофобы.

Можно вспомнить, например, жесткое заявление президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева об отсутствии агрессии или оккупации Россией Крыма. По сути, это заявление, как и многие другие, подо — признание того, что нынешний статус отражает волю крымчан.

Следующим шагом является признание не только референдума, но и его правовых последствий. Народу Крыма нужна прямая политическая поддержка в отражении агрессии Киева и его западных союзников.

Думаю, со временем Киргизия и многие другие страны придут к этой позиции, поскольку она реалистична и справедлива.

— Недавний визит в Анкару Садыра Жапарова предвещает подъем киргизско-турецких экономических связей, из чего вытекает и политическое сближение сторон. Станет ли Киргизия, обретя союзника в лице Турции, говорить о российском статусе Крыма? Ведь у Анкары на это свой взгляд.

— Неправильно говорить о том, что Киргизия обрела союзника. Отношение Турции к Киргизии, скорее, как к потенциальному протекторату или колонии. Напомню, Анкара открыто провозглашает необходимость создания единых вооруженных сил под турецким командованием, предлагает ввести единый язык на базе турецкого.

В турецкой риторике зачастую вообще игнорируется киргизская и казахская нации. Вместо этого используется термин «кыргызские турки». Эпизод с похищением Орхана Инанды показывает, что Турция воспринимает Киргизию, как зависимую страну. Поэтому они решились задействовать одновременно посольство и местные ОПГ в похищении человека в Бишкеке. И Турция даже публично признала это. В Анкаре убеждены, что могут просто диктовать Бишкеку свою волю.

— Если допустить, что киргизская власть поддержит выбор Крыма, наладит официальные отношения с Крымом, как на это отреагируют страны ЕС и Украина?

— Не думаю, что здесь можно сомневаться в допустимости позиции Бишкека. Признание референдума и выбор крымчан осуществили уже многие государства. Позицию России по Крыму в Генеральной ассамблее ООН поддерживают, кроме Киргизии, еще 16 государств, среди которых Китай, Иран, Белоруссия, Корея, Венесуэла, Сербия. Более 60 стран отказываются голосовать по антироссийским «крымским» резолюциям, вносимым Украиной.

Турции или Совету Европы это может нравиться или не нравиться, но это данность. Правильнее говорить о том, что той же Анкаре нужно задуматься о признании Крыма.

Игорь Шестаков: В ООН Киргизия никогда не голосовала за инициативы Украины

— Игорь Альбертович, Киргизия признала итоги референдума в марте 2014 года. В 2017 году киргизская делегация проголосовала против антироссийской резолюции ООН. При этом официального признания Крыма субъектом Российской Федерации со стороны Киргизии не последовало. Как вы прокомментируете неопределенность позиции властей республики по Крыму?

— В 2014 году тема революционных событий на Украине и перехода Крыма под юрисдикцию Российской Федерации в киргизском медиапространстве и сегменте социальных сетей была не менее обсуждаемой и резонансной, чем вывод из республики американской военной авиабазы в том же году. Для многих киргизстанцев позиция Владимира Путина по крымскому вопросу была более понятной. К тому же рейтинг российского президента в Киргизии был гораздо выше, чем рейтинг идеологов Майдана.

Что касается официальной реакции, то она была разной. По событиям в Киеве, киргизский МИД сделал несколько заявлений. Одно из них было реакцией на первый брифинг Януковича на российской территории. Суть его заключалась в том, что бежавший президент Украины нелегитимен.

Через несколько дней киргизское внешнеполитическое ведомство подвергло критике лидеров Майдана за развязанное в стране вооруженное противостояние и человеческие жертвы. Такое «шарахание» в оценках Майдана говорит о том, что четкой позиции в какой-то момент у властей Киргизии по украинской ситуации просто не было.

Итоги референдума официальный Бишкек признал, что вполне логично. И они были ожидаемы. Согласитесь, что глупо оспаривать позицию и выбор жителей самой автономии. Экс-президент Киргизии Алмазбек Атамбаев говорил об этом в ходе переговоров с Ангелой Меркель, которая была настроена решительно против действий Москвы. Атамбаев заявил, что «если вновь провести референдум через несколько лет, результат будет таким же». Кстати, остальные страны Центральной Азии тоже не стали, в отличие от Запада, критиковать Москву.

Руководство Казахстана однозначно заявляло о том, что факта аннексии Крыма Россией не было. В этом плане попытки Запада сформировать на региональном уровне, и непосредственно в Киргизии негативный образ, типа «Россия — оккупант», полностью провалились на уровне властей и общественности региона.

Я полагаю, что история с Крымом была важна Нурсултану Назарбаеву и Исламу Каримову. В том плане, чтобы показать общественности своих стран практику цветных революций, угрозу территориальной целостности государства, что в итоге и произошло с Украиной.

В целом, отношение властей Киргизии к Крыму четко отражает политику многовекторности, основы которой были заложены первым президентом Аскаром Акаевым — одним из самых прилежных учеников Запада на пространстве СНГ. Не случайно Киргизия стала первым членом ВТО среди стран Содружества. Но в тоже время, первый президент любил говорить, что «Россия нам дана Богом и историей».

— Крым был поддержан Киргизией при Атамбаеве, после которого Киргизия дважды избирала президентов. Означает ли это, что в этом вопросе роль играет позиция главы государства? Или в признании Крыма на сегодня не заинтересован политический институт Киргизии, парламент страны?

— Позиции президента и его окружения безусловно играют ключевую роль в принятии подобных решений. Однако вопросы признания Крыма практически ушли из политической жизни страны еще в 2015 году, когда страна жила в режиме вступления в ЕАЭС и предстоящими парламентскими выборами. Затем началась подготовка к новым президентским выборам, которые означали уход Атамбаева.

Для власти, политэлиты и общества, тема была явно не в тренде, хотя ожесточенные дискуссии по этому вопросу иногда возникали в соцсетях. Правда, в рамках ООН Киргизия никогда не голосовала за инициативы украинской стороны. Это можно расценивать как государственный подход.

Пару раз наши журналистские десанты посещали Крым, чтобы рассказать, как там идет жизнь. Но это были разовые акции. Насколько я понимаю, крымская тема не входит в число основных в межгосударственной повестке сотрудничества Бишкека и Москвы. Видимо у властей Киргизии и России есть определенное взаимопонимание по этому вопросу. Но зато нет никаких проблем поехать из Киргизии отдохнуть в Крыму.

— Постсоветские страны, знающие историю Крыма, не собираются признавать Крым российским. Киргизия воздерживается из-за возможных санкций США и ЕС, или же признание Крыма спровоцирует митинги мобильных киргизских активистов?

— Что касается непосредственно крымского вопроса в странах Центральной Азии, здесь, на мой взгляд, доминировала и продолжает быть ключевой политическая позиция «мы, как бы, официально не поддерживаем действия России, но и не осуждаем». Влияют ли на это угроза санкций? Сложно сказать. Киргизия не поставляет большие объемы товаров в США или ЕС, торговые отношения с Украиной тоже можно назвать символическими. Однако, безусловно, в этом вопросе был фактор нежелания портить отношения с США или ЕС.

Также для киргизских властей и части политэлиты одним из ключевых внешнеполитических партнеров была и остается Турция. А, как известно, президент Реджеп Эрдоган фактически ежегодно повторяет, что Крым — это территория Украины. И этот фактор также необходимо учитывать. Мелкие пикеты по поводу признания Крыма в Бишкеке возможны. Серьезные протесты — вряд ли.

— В риторике Садыра Жапарова Россия является главным союзником Киргизии. Если это так, может ли Киргизия как суверенное государство и региональный субъект актуализировать вопрос по Крыму в политической повестке и определиться с позицией относительно Крыма? Конференция или иной формат публичного освещения темы — реальны?

— Во-первых, все президенты Киргизии заявляли о стратегическом партнерстве с Россией. Во-вторых, нужно разделять взаимодействие на двустороннем уровне и внешнеполитическую поддержку на международной арене. Это уже сложившийся тренд.

Как пример, военный конфликт между Россией и Грузией 2008 года, когда Бишкек не выразил поддержки российской стороне. Пока я не вижу поводов в межгосударственной повестке, которые могли бы сделать актуальным крымский вопрос. В отношении ситуации с Крымом, инициатива о подобном мероприятии должна исходить от российской стороны.

Светлана Мамий

Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2021/07/09/kirgiziya-ne-reshaetsya-priznat-krym-rossiyskim-mneniya

Оцените статью
Институт Черноморско-Каспийского региона им. В.Б. Арцруни (ИЧКР им. В.Б. Арцруни)